Т. А. Апакидзе
Т. А. Апакидзе

Региональный этап Всероссийского конкурса исследовательских краеведческих работ учащихся «Отечество»



Автор: Смирнова Анастасия Сергеевна



«Умереть за то, что любишь, не трагедия» - фраза, которую часто произносил Тимур Автандилович Апакидзе - герой Российской Федерации, летчик-снайпер, генерал-майор авиации и сын своей Родины. Вся его жизнь была предана защите и улучшению своего Отечества. Он внес большой вклад в жизнь страны.



Он родился в столице Грузии, школьником поступил в Ленинградское Нахимовское военно-морское училище. Не сразу понял, что этот шаг мог в дальнейшем лишить его самой высокой мечты - летать! Ведь из Нахимовского положено поступать только в моряки… Тогда он, обратясь к высшему командованию ВМФ за разрешением поступать в лётное училище, дал слово: по окончании его вернуться на флот. И, конечно же, окончив в 1975 году Ейское высшее лётное училище, своё слово сдержал - в жизни таких людей в принципе не может быть несдержанных обещаний. Потом была суровая лётная и флотская служба, отличная учёба в академиях: Военно-морской и Генерального штаба…



К концу 1980-х и началу 1990-х годов Тимур Апакидзе был едва ли не лучшим летчиком ВМФ: он первым из строевых летчиков выполнил посадку корабельной «сушки» на палубу тяжелого авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов» днем, ночью, а также ночью в сложных метеоусловиях Заполярья. 11 июля 1991 года в ходе программы испытаний одной из первых серийных машин этого типа (проходившей тогда под условным наименованием Т-10К-8) произошел частичный отказ систем управления. По приказу с земли Тимур Апакидзе покинул самолет, однако потом неоднократно признавался, что «не может себе простить того, что не смог спасти истребитель».



После распада Советского Союза из-за опасений предъявления претензий на «Адмирал Кузнецов», при непосредственном участии Т. А. Апакидзе крейсер был тайно выведен из Севастополя и переведен на Северный флот, а вместе с ним на Север перевелись около 18 летчиков и 100 офицеров инженерно-технического состава 100-го полка. 100-й авиационный полк под командованием Т. А. Апакидзе отказался принимать присягу на верность Украине. На церемонии принятия присяги Тимур Апакидзе вышел из строя и сказал: «Я своей Родине давно принес присягу. Военные второй раз не присягают…». Он отклонил и предложение возглавить ВВС Грузии.



Потом были и дальние походы, и три сотни посадок на палубу днём и ночью, на морях северных, в Атлантике, Средиземноморье. Помимо личной профессиональной подготовки, он отдавал всего себя без остатка отбору и взращиванию своих преемников - элиты палубной авиации нашей Великой Родины. И именно на этом поприще наши достижения беспрецедентны по мировым меркам: если по нормативам, существовавшим в корабельной авиации США, примерно на том же технологическом этапе (который они проходили десятилетиями раньше) считалось нормой 2-3 происшествия (поломки, аварии или катастрофы) на 250 палубных посадок (при непревышении этого норматива они даже не прекращали полёты), то наши корабельные истребители за всю свою недолгую историю без единой палубной потери выполнили с авианосца, в условиях от заполярья до субтропиков, больше двух с половиной тысяч полётов!



В 1992 году Т. А. Апакидзе был переведен на военный аэродром Североморск-3 Северного флота и назначен командиром 279-го отдельного корабельного истребительного авиаполка, в 1994 году – командиром смешанной корабельной авиационной дивизии ВВС Северного Флота.



Тимур Апакидзе налетал более 3,5 тысяч часов на 13 типах самолетов, и был одним из пяти летчиков авиации ВМФ, выполнявших «кобру Пугачева». Апакидзе не перестал летать даже тогда, когда стал заместителем командующего ВМА. Генерал Апакидзе гордился тем, что за время его службы на авианосце не погиб ни один пилот: «Я готов каждый метр его палубы целовать за то, что за столько лет он не забрал у нас ни одного летчика. Теряем людей в основном на земле».



В 1994 году Тимур Автандилович стал Заслуженным военным лётчиком РФ. В августе 1995-го за мужество и героизм, проявленные при испытании, доводке и освоении новой авиационной техники ему было присвоено звание Героя России. По окончании Военной академии Генерального штаба генерал-майор Апакидзе был назначен заместителем командующего морской авиацией ВМФ. И всегда он неизменно продолжал рваться в полёт!



В руках Апакидзе самолёт всегда оживал не просто как техническое средство, громко ревущее и выделывающее сложнейшие маневры. Тимур относился к той категории высочайших профессионалов лётного мастерства, которые, прикасаясь к управлению летательным аппаратом, сливаются с ним в единый живой организм. Именно это чувствовали все те, кто 17 июля 2001 года на аэродроме Центра боевой подготовки и переучивания лётного состава авиации ВМФ под Псковом имел возможность видеть его последний полёт. И когда его корабельный СУ-33 открутил сложнейший динамичный комплекс демонстрационного пилотажа и начал заходить на посадку, сотни людских глаз с восхищением провожали его взглядом. Казавшийся успокаивающимся после столь бурного полёта, силуэт истребителя отошёл поодаль от аэродрома и начал изгибать свою траекторию к посадочной прямой. Убраны обороты, стих форсажный рёв двигателей. Шасси - на выпуск, до мягкого касания колёсами земли остались считанные секунды. И вдруг…



Резко увеличился крен, траектория движения начала круто изгибаться к земле. Живой полёт передёрнуло конвульсивное движение, и все смотревшие на самолёт зрители словно содрогнулись.



– Катапультируйся! – Катапультируйся…



Лётчик самолёт не бросил, боролся за него до последнего мгновения. При ударе о землю истребитель полностью разрушился и загорелся. А пилота из отломившейся кабины очень быстро извлекли оказавшиеся поблизости крестьяне, его сразу же отвезли в ближайшую больницу. Увы, помочь ему уже было невозможно…



Всего в двух-трёх десятках метров от места падения стояла маленькая водонапорная башня и на ней - журавлиное гнездо. Всё время тушения горящих обломков из гнезда выглядывали не улетающие птицы и пристально смотрели на происходящее. А уже под вечер, когда ни у кого не осталось надежды услышать ещё раз голос Тимура, узнать от него, что же всё-таки происходило в кабине за последние секунды, его друзья приехали опять на то роковое место у аэродрома. И потрясающим было увиденное: по обожжённой земле неспешно ходил журавль и, словно с удивлением, очень внимательно, как-то даже вдумчиво разглядывал покорёженные обломки вокруг… Быть может, эта грациозная птица смотрела на всё уже глазами неумирающей души Тимура?



Тимуру Автандиловичу было сорок семь. «Честь, достоинство, верность долгу и беззаветное служение Отечеству!…» - вообще-то такие слова кажутся пафосными. Много ли теперь у нас можно встретить людей, в адрес всего жизненного пути которых подобная характеристика искренне воспринимается как объективная истина? Кажется, среди нынешнего окружения нет недостатка в «номинальных» заслуженных и героических личностях. Но на самом деле не так уж много среди них тех, с кого искренне хочется брать пример во всём - а Тимур был именно таким! Он был военным летчиком, и скорей всего любил небо гораздо больше, чем жизнь.



Ухоженная ровная могила, розы, и строчка на монументе, врезавшаяся мне в душу: Умереть за то, что любишь, - это не трагедия. Да, наверно это так. Наверное людям, стремившимся к чему то всю жизнь и нашедшим свое счастье уже не важно. Ничего не важно….



Имя одного из лучших военных лётчиков России Тимура Апакидзе, не раз проявлявшего мужество и героизм при испытаниях авиатехники, навечно войдёт в историю развития мировой военной авиации.

julyaenina2017 389 просмотров 0 комментариев
Всего комментариев: 0
avatar

ДОО
Последние комментарии
Музей Б. Ф. Сафонова © 2021